Новости
«Грубейшие нарушения в деле Полежаевой ведут к незаконности приговора в целом»
Омский адвокат Ольга Якушева задала неприятные вопросы следователю и судье
Судья Денис Першукевич

10 марта в Первомайском райсуде Омска пройдет второе заседание по Апелляционной жалобе директора ЦР «Рассвет» (и «Новой газеты-Регион») Нателы Полежаевой на решение мирового суда по делу о невыплате зарплат.

Напомним, мировой судья Наталья Захарова приговорила владелицу «Рассвета» к 350-тысячному штрафу.

В этом материале мы опубликуем цитаты из выступления адвоката Полежаевой Ольги Якушевой на первом заседании Апелляционного суда.

Но сначала небольшая ремарка.

Сразу несколько свидетелей, среди которых инвалид Сергей Реет, а также депутат Ирина Дроздова, правозащитник Валентин Кузнецов заявили в зале мирового суда и в перерывах между заседаниями, что на скамье подсудимых должны быть совсем другие люди – те, кто мастерски подвел Полежаеву к финансовому краху.

Уже больше года в Омске проходят митинги и пикеты в защиту «Рассвета». На днях вдобавок состоялся и Круглый стол по обсуждению поправок в Конституцию РФ. Один из его участников, правозащитник Валентин Кузнецов даже исследовал вопрос импичмента президенту, в результате сообщив: невозможно. Депутат Госдумы от КПРФ Кравец ответил ему, что для этого не хватит голосов.

Так вот – думается, если бы правоохранительные органы деятельно расследовали заявления Полежаевой о рейдерстве в отношении «Рассвета» (это уже был крик о помощи), не было бы ни пикетов, ни митингов, ни «нехорошего» вопроса про импичмент.

«Рассвет» продолжил бы принимать на реабилитацию тяжелых инвалидов – малышей и взрослых, а его владелица – выполнять свои прямые обязанности по организации медицинской реабилитации.

Получается, «оппозиционером» - как теперь представляют Полежаеву (которая ранее имела об оппозиции слабое представление) - ее сделала несправедливая ситуация с Центром реабилитации.

А теперь - цитаты из выступления адвоката Ольги Якушевой.

«Потерпевших» не допрашивали ни в ходе следствия, ни в суде!

«По уголовному делу в списке потерпевших, подлежащих вызову в суд – 81человек. Части из них постановление о привлечении в качестве потерпевшего в ходе предварительного следствия не предъявлялось, они не были допрошены.

Затем 14 свидетелей (потерпевших) не были допрошены и в ходе судебного разбирательства! Даже их показания в судебном заседании не оглашались! Получилось такое заочное обвинение, без предоставления Нателе Полежаевой права допрашивать свидетелей (потерпевших) не только в ходе предварительного следствия, но и в суде.

Эти нарушения являются существенными, фундаментальными – они свидетельствуют о грубом нарушении норм УПК РФ и ведут к незаконности приговора в целом.

Кроме того, защита предоставила суду доказательства и других грубейших нарушений органа предварительного следствия, которые лишили Полежаеву права на защиту. Так, в томах дела 9 и 11 имеются документы, включая Постановления о признании потерпевшими, добавленные уже после ознакомления Полежаевой и защитника с материалами уголовного дела. Содержания этих «добавок» противоречат материалам уголовного дела, которые поступили в суд.

Следователь по сути сфальсифицировала дополнительные доказательства, добавив их в материалы дела после окончания следственных действий и ознакомления обвиняемой, защиты с материалами дела – злоупотребив таким образом своими должностными обязанностями. Более того, приобщенные Постановления о признании потерпевшими не содержат подписей «потерпевших» - которым ничего не известно об уголовном деле!

Некоторые из них впервые допрошены в качестве потерпевших только в судебном заседании. Однако процессуальную проблему допрос в суде не разрешил, ведь и там их не ознакомили с Постановлением о признании потерпевшими (которые получают процессуальные права в ходе предварительного следствия).

В результате Полежаева не знала, в чем конкретно они ее обвиняют, не могла заявить ходатайство о проведении очных ставок.

Вопреки требованиям закона о состязательности и равноправии сторон, суд счел достаточным для признания вины Полежаевой только лишь оглашение постановлений о признании этих сотрудников потерпевшими - без их подписей, без допроса в ходе предварительного следствия и в суде (либо без оглашения показаний)!

Сотрудник доволен тем, как с ним рассчитались – недовольны следователь и судья

Массажист «Рассвета» сообщил суду, что с ним полностью рассчитались передачей массажного стола. Претензий нет!

Однако суд делает выводы о нарушении формы расчета с данным потерпевшим – мол, надо было деньгами. А ведь способ, который был избран при расчете, не является преступлением.

Фальшивые протоколы судья Захарова признала допустимыми доказательствами

Защита заявляла ходатайство о признании недопустимыми доказательствами протоколов осмотра предметов - они имеют исправления, которых ранее не было и которые не удостоверены понятыми.

Также защита обращала внимание суда на тот факт, что в одинаковых протоколах совершенно разные подписи понятых.

По нашему ходатайству к материалам дела приобщена статья «Новой газеты-Регион» о журналистском расследовании, в ходе которого понятая Снежана Эгнатосян в категоричной форме заявила, что в протоколах не ее подписи.

Другая понятая Ксения Ушакова по указанному в протоколе адресу не проживает и не могла проживать, поскольку в доме отсутствует номер квартиры, указанной в протоколе. Однако защите отказано в вызове понятых для допроса в суд! Как отказано и в проведении почерковедческой экспертизы этих протоколов.

Признав эти протоколы допустимыми доказательствами, суд нарушил право Нателы Полежаевой на защиту всеми не запрещенными законом способами. Нарушил требования закона об оказании содействия при собирании доказательств своей невиновности!

Экспертов не предупредили об ответственности за заведомо ложные показания

Суд отверг доводы защиты об исключении из числа доказательств копий расчетных листков, добытых в ходе обыска – хотя озвучены существенные нарушения. Так, привлеченным к обыску специалистам Коржову, Баклиной и Александрову не разъяснялись права и ответственность по ст. 58 УПК РФ, а также за заведомо ложные показания по ст. 307 УК РФ.

Такие протоколы обыска не соответствуют требованиям УПК РФ, а значит, являются недопустимыми доказательствами. И все вещественные доказательства, включая изъятые расчетные листки, само заключение эксперта № 56 в результате также являются недопустимыми доказательствами, не имеют юридической силы.

Из материалов дела исчезли странные расчетные листки

В суде защита заявила о грубейших ошибках при производстве судебных экспертиз № 56 и № 1. Так, мы обращали внимание суда на недостоверность информации в предоставленных эксперту копиях расчетных листков. В двух экземплярах были даны копии расчетных листков с ноября 2017 по март 2018 года.

При этом за февраль и март (как следует из заключения эксперта) - разные по содержанию, что ставит под сомнение достоверность и иных расчетных листков. Причем копий этих разных расчетных листков, которые исследовала эксперт, в материалах уголовного дела нет – куда это они исчезли?

Сторона защиты обращала внимание и на другие факты. В деле имеется приказ о приеме на работу сотрудницы со 2 октября 2017 года, есть и копия трудового договора именно от 2 октября.

А эксперт делает вывод, что у этой сотрудницы на начало октября задолженность в сумме 21 тыс.руб. Такого просто не может быть!

Куда пропала информация с диска-вещдока?

При исследовании дисков CD-R, содержащихся в материалах уголовного дела, суд не смог их открыть - требовался пароль. В материалах уголовного дела данных о наличии пароля нет. У защиты возник закономерный вопрос: как эксперт исследовал диски без пароля?

Вдобавок защита была лишена возможности ознакомиться с информацией на диске CD-R в связи с его повреждением. На это суд указал, что достаточно процессуальных документов со сведениями о диске (не указав эти документы!). И сослался, что сведения с диска извлечены и приобщены экспертом Баклиной в качестве приложения. Такая позиция суда свидетельствует о явном обвинительном уклоне, лишая Полежаеву права на защиту!

Вопреки требованиям закона, суд не установил в действиях директора «Рассвета» прямого умысла (об этом «Новая-Регион» писала не раз).

Потерпевшая Ирина Никель - большую часть зарплаты "заработала" не работая

Несколько потерпевших, вызванных гособвинителем в суд, хотели одного – получить оставшуюся задолженность по зарплате. Люди прямо говорили, что им надоело ходить в суд.

Вот только получат ли они теперь свои выплаты – большой вопрос.

После погашения штрафа (обвинительные приговоры в российских судах отменяются крайне редко) у Полежаевой может попросту не остаться средств.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет